Алидодова Захро

Возраст: 14 лет

Страна: Таджикистан

Диагноз: острый миелоидный лейкоз

Цель сбора средств: оплатить курсы химиотерапии

Собрано: 1 158 295 р.

В мае 2020 года вся семья Алидодовых – это трое детей, в том числе и 14-летняя Захро, и двое родителей – переболели коронавирусом. Где-то через пару недель после выздоровления девочка неожиданно почувствовала себя плохо, появились тошнота и сильная рвота. Родители подумали, что это отравление. Но знакомые меры, которые всегда помогали в такой ситуации, на этот раз эффекта не принесли.

Алидодова Захро

Мукаддас, мама девочки, показала дочку врачу, тот успокоил родителей, сказав, что у Захро дисбактериоз на фоне приема большого количества антибиотиков в ходе лечения covid-19. Дал рекомендации, что делать, и отправил домой. Но состояние девочки лучше не становилось. Семья вновь обратилась к врачу, сделали гастроскопию, которая никаких проблем с желудком не показала. А Захро с каждым днем все хуже. Мама стала замечать, что на теле дочки начали появляться странные синяки. Когда был один, думали, что ударилась. Но когда их количество стало расти с каждым днем, а кожа девочки приобрела желтоватый оттенок, у родителей началась настоящая паника.

«Самое удивительное, что за все время, что мы ходили с ребенком по врачам, ни один из них не дал направление на анализ крови, - говорит Мукаддас. – Я же вижу, что с дочкой что-то происходит. В итоге я уже сама потребовала сдать кровь, потому что так больше продолжаться не могло. Захро хуже с каждым днем, а диагноза нет. Только однажды педиатр предположил, что все симптомы дочки могут говорить о лейкозе. Но он не был уверен».

С результатами всех исследований родители обратились к гематологу. Он и поставил диагноз «острый лимфобластный лейкоз», и Захро сразу же положили в больницу. Провели симптоматическое лечение, химиотерапию делать не стали. Родителям рекомендовали срочно ехать в Россию или другую страну, где есть более эффективные методики лечения лейкозов. И ждать нельзя.

«Конечно, мы последовали совету, а как иначе, - говорит Мукаддас, - только проблема была в том, что все границы закрыты. Пока подали обращение в МИД, пока прислали приглашение из больницы, пока ждали рассмотрения заявки – прошло больше полутора месяцев. Но слава богу, нам разрешили вылететь в Москву, успели».

Сейчас Захро проходит лечение в Морозовской больнице. Столичные медики провели комплексное обследование девочки и пришли к выводу, что у ребенка не лимфобластный лейкоз, а миелоидный. На фоне заболевания у Захро случилось кровоизлияние в головном мозге, образовалась гематома, пришлось делать срочную операцию. Первые курсы химиотерапии девочка уже прошла, впереди долгое лечение. А вот будет ли оно – это вопрос, потому что денег, чтобы оплачивать дальше терапию, у семьи нет. Все, что смогли накопить, ушло на перелет, обследования, первые курсы химиотерапии.

Мукаддас сама по профессии бухгалтер, но сейчас не работает, с дочкой в больнице. В Москве у нее никого, муж остался дома с другими детьми. Немного помогает дальняя родня, но и у них возможности ограничены. Захро нужно 1 800 000 рублей на химиотерапию. Девочка взрослая, прекрасно понимает, что с ней и насколько опасный диагноз. Но Захро готова лечиться и бороться, чтобы выздороветь. Даже маму поддерживает, что все будет хорошо.

Давайте поможет девочке пройти лечение. Захро уже выбрала себе профессию, она еще в начальных классах была уверена, что станет врачом. А теперь, когда сама столкнулась с тяжелой болезнью, решила, что будет именно гематологом, чтобы помогать другим детям с таким же заболеванием.